Три письма о неизбежности.

    Именно с писем начинаются пророчества книги «Откровение» Иисуса Христа, которое дал Ему Бог, чтобы показать рабам Своим, чему надлежит быть вскоре. И Он показал, послав оное чрез Ангела Своего рабу Своему Иоанну. «То, что видишь, напиши в книгу и пошли церквам, находящимся в Азии: в Ефес и в Смирну, и в Пергам и в Фиатиру, и в Сардис и в Филадельфию, и в Лаодикию», — услышал Иоанн.

   Считаю важным обратить особое внимание на то, что «откровение», а значит и письма, были даны Богом и потому имеют отношение не только к христианским церквям.  Причём надо понимать, что адресаты названы условно, поскольку было бы много чести, если бы каждой земной общине Бог слал письменные пророческие послания. И действительно, далее мы читаем о видении Иоанном подобного Сыну Человеческому, держащего в деснице (руке) Своей семь звёзд и стоящего посреди семи золотых светильников, которые есть суть семи ныне здравствующих земных церквей. Вот их-то мы и попытаемся беспристрастно разглядеть, тем более что время для этого пришло.

   Начнём с наиболее узнаваемых из них, например, с этой: (Отк.2.8-) «И Ангелу Смирнской церкви напиши: так говорит Первый и Последний, Который был мертв, и се, жив: знаю твои дела, и скорбь, и нищету, — впрочем ты богат, — и злословие от тех, которые говорят о себе, что они Иудеи, а они не таковы, но сборище сатанинское. Не бойся ничего, что тебе надобно будет претерпеть. Вот, диавол будет ввергать из среды вас в темницу, чтобы искусить вас, и будете иметь скорбь дней десять. Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни. (Отк.3.9) Вот, Я сделаю, что из сатанинского сборища, из тех, которые говорят о себе, что они Иудеи, но не суть таковы, а лгут, — вот, Я сделаю то, что они придут и поклонятся пред ногами твоими, и познают, что Я возлюбил тебя».

    Кто ещё может называть себя иудеями, если не сами иудеи? Кого ещё можно было укорить говоря: «Первый и Последний, Который был мертв, и се, жив»; и явиться: (Отк.1.7) «Се грядёт с облаками, и узрит Его всякое око, и те, которые пронзили его; и возрыдают пред Ним все племена земные»? Кто ещё может «похвастаться» прошлым, в котором скорбь, нищета, мытарства, гонения и истребления были нормой? Не бедных ли мира избрал Бог быть богатыми верою и наследниками Царствия? Кто ещё, злословя, по определению Христа, называют ныне себя Иудеями, но не суть таковы, а лгут, если не потомки тех, кто будучи развеянными после несостоявшегося покаяния, определённого через Даниила, съехались опять, подтверждая тем пророческий статус сатанинского сборища?  Или они не богаты?

     «Но тот Иудей, кто внутренне таков, и то обрезание, которое в сердце, по духу, а не по букве», — пишет апостол Павел. Бог вновь, через Христа, Которого они так и не приняли, предупреждает Ангела церкви Иудеев о проявлении терпения и верности, когда «диавол» будет ввергать их в темницу, чтобы искусить. Эти события, по моему мнению, отражены в девятой, начиная с тринадцатого стиха, и одиннадцатой главах книги.

   Считаю нужным сказать и то, что явление Сына Человеческого на облаках небесных человечество, скорее всего, будет встречать объединённым одной-единственной церковью, церковью ВСЕХ, которая в книге «Откровение» называется Филадельфийской. Церковь Иудеев первой прекратит своё обособленное существование, потому что Первый и Последний сделает так, что из сатанинского сборища, из тех, кто говорят о себе, что они Иудеи, то есть только истинно верующая часть, придут и поклонятся пред ногами Ангела возлюбленной Богом и Христом церкви, то есть войдут в её состав, наступив на горло собственным амбициям.

   Теперь, раз уж мы упомянули о ней, давайте прочитаем остальную часть письма к её Ангелу (Отк.3.7-.). «И Ангелу Филадельфийской церкви напиши: так говорит Святый, Истинный, имеющий ключ Давидов, Который отворяет — и никто не затворит, затворяет — и никто не отворит. Знаю твои дела; вот, Я отворил перед тобою дверь, и никто не может затворить ее; ты не много имеешь силы, и сохранил слово Мое, и не отрекся имени Моего.… И как ты сохранил слово терпения Моего, то и Я сохраню тебя от годины искушения, которая придет на всю вселенную, чтобы испытать живущих на земле. Се, гряду скоро; держи, что имеешь, дабы кто не восхитил венца твоего».

    Надо сказать, что пока, на мой взгляд, ни одна религиозная организация – церковь не отвечает требованиям письма, хотя дверь её Ангелу-покровителю уже открыта. Требования эти не сложные, ибо бремя Его легко, но принципиальные: церковь должна сохранить слово «Моё», в том числе «слово терпения», то есть несказанное, отложенное по причине не вмещения слово, и — не отречься от имени «Моего». Думаю, что она только-только формируется и потому к године искушения будет «не много иметь силы». Ну и как водится, когда её заметят, наверняка найдутся желающие «восхитить её венец».

   Далее. Если внимательно прочитать начало одиннадцатой главы: (Отк. 11.3 -) «А внешний двор храма исключи и не измеряй его, ибо он дан язычникам: они будут попирать святый город сорок два месяца. И дам двум свидетелям Моим, и они будут пророчествовать тысячу двести шестьдесят дней, будучи облечены во вретище. Это суть две маслины и два светильника, стоящие пред Богом земли», то можно заметить упоминание о двух свидетелях Моих – суть два светильника, то есть суть две другие церкви. Христианские церкви нужно исключить, поскольку они не были свидетелями Христа, их просто ещё не было. Но уже был начальный ислам (по Писанию это колено Измаила от Авраама) и почти четырёхсотлетний буддизм. Ну и Лаодикийская церковь –  церковь тёплых: «ни холоден, ни горяч».

    Из названных церквей, в письме к ней прекрасно просматривается портрет буддизма: (Отк.3.1-) «И Ангелу Сардийской церкви напиши: так говорит Имеющий семь духов Божиих и семь звезд: знаю твои дела; ты носишь имя, будто жив, но ты мертв. Бодрствуй и утверждай прочее близкое к смерти; ибо Я не нахожу, чтобы дела твои были совершенны пред Богом Моим. Вспомни, что ты принял и слышал, и храни и покайся. Если же не будешь бодрствовать, то Я найду на тебя, как тать, и ты не узнаешь, в который час найду на тебя. Впрочем у тебя в Сардисе есть несколько человек, которые не осквернили одежд своих, и будут ходить со Мною в белых одеждах, ибо они достойны».

    Здесь Ангел церкви ассоциируется с её основателем – Буддой. Какая другая церковь носит до наших дней имя мёртвого человека? Ты носишь имя, будто жив, но ты, Ангел церкви, мёртв, а значит и церковь на грани смерти. Не нахожу, что дела твои совершенны, они близки к смерти: бодрствуй и утверждай свою смерть. «Бог не есть Бог мёртвых, но живых», — говорит Христос.

    Справедливости ради, надо сказать, что осквернение одежд не является традиционным для современного буддизма. Однако видимо тогда, аскеты были исключительно среди буддистов. Это им было свойственно в тряпье и лохмотьях бродить среди людей или сидеть в позе лотоса, ожидая нирвану, под деревьями, что и унаследовал современный индуизм. Буддизм остаётся, на сколько мне известно, церковью медитации, которая предполагает отрешённость, полный покой, безмолвие. Церковь практикует путь совершенствования через погружение в состояние бездействия, безразличия, в состояние близкое к смерти.

     Вот три письма – три проречённых неизбежности. Остальные, а это письма к православию, исламу, католикам и «маммоновцам» разберём позже, по наступлению более показательных событий книги «Откровение».

 Бурыкин Андрей.

Метки: , , ,

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: