(прошлая публикация стихов)

***       Отлучиться никак не могу
И придти в мне родную обитель.
У судьбы оставаясь в долгу,
Я всего станционный смотритель.

Провожаю состав за составом
На зелёный приветливый свет.
Размышляю обычно о малом,
О большом думать времени нет.

И вокруг только чёрные горы,
Еле теплится солнце в руках…
Я давно окончивший сборы,
Лишь мечтаю о лучших часах.

Мне б сорваться, взлететь и умчаться.
Будь, что будет. Всех хуже теперь.
Бросить всё. Над судьбой рассмеяться,
Закрывая за прожитым дверь.

Ты со мной будешь, милый сожитель…
Только трудно взметнуться нам ввысь.
Я всего станционный смотритель.
Называется станция — ЖИЗНЬ.                       1980 г.

***     Опадают в подпалинах листья,
Снова осень качает права.
Как дожди неуёмные мысли.
Всё желанней любимых слова.

Как последний аккорд бабье лето
Перед долгой холодной зимой …
Родилась в лете девочка Света,
Чтоб мужчины забыли покой.

Так слилась с этим временем года,
Чтоб понять её мне всякий раз
Несомненно подскажет природа,
От чего блек её карих глаз.

То спокойна, то словно взорвётся.
Знаю точно, не буду гадать,
Как с любовью она расстаётся
И становится девой опять.                1997 г.

***    Начало весны. Зазвенели капели.
Сосульки спускаются с крыш.
И солнце теплом отгоняет метели,
И греется серая мышь.

И день ото дня оживает природа:
Всё громче, пахучее лес,
И купол небес отражается в водах
В преддверии буйных чудес.                       1997 г.

***  Бальзаковский возраст.
Загадки всё краше.
Кокетство и страсть.
Всё едино и суть.
А ягоды спелой так много, что даже
Приблизиться страшно …
И мимо скользнуть.                    1996 г.

***  Прикоснулось к губам, отпрянуло.
Окропило росой лучистою.
Мы давно с тобой в дружбе, алое,
Солнце доброе, солнце чистое.

Заметалось, уютом жалуя.
Лижет дров суковатые выступы.
Мы давно с тобой в дружбе, шалое,
Пламя доброе, пламя чистое.

То в спокойствии теплится вольное.
То забьётся, задышит неистово.
Мы давно с тобой в дружбе, боль моя,
Сердце доброе, сердце чистое.

На любви то тепло замешано,
Греет что, а не жжёт украдкой.
Для чего её столько грешному?
Остаётся ещё загадкой.

Мне борьба не страшна постоянная,
С вами всё одолею и выстою.
Только б сердца любовь постоянная,
Пламя доброе, солнце чистое.               1979 г.

*** Да, что мне в зной живительная влага.
Да, что мне в холод языки огня.
Я для себя давно уже бродяга,
Хотя другим вы видите меня.

Пусть я не сплю на вспоротой подушке
И не питаюсь в дымных кабаках,
Я для себя давно уже игрушка,
Но только не в чужих, — в своих руках.

Путь не пестрят на мне одежды клочья,
Не безысходен трудный мой удел,
В для себя давно уже рабочий,
Хотя работать для других хотел.

Пусть не бываю никогда голодным,
Не приходилось подаянья брать.
Я для себя давно уже свободный
И мне свободу не на что менять.      1979 г.

Бурыкин Андрей.