Видения.

1. 1. За двадцать девять лет до конца века и по истечении этого же срока и суммы чисел его от дней рождения, божий человек  Алексей с сыном своим, путешествуя по отчей земле, которую очень любил, плыл по реке-Угре, что стала для народа его рубежом между игом и волей.

    2. В конце второго дня пути, в то время, когда свет уже оставлял землю сумеркам пред скорой ночью, плывя по быстрине, их взору за поворотом берегов ее открылось дивное диво. И восхитило оно величием и таинством своим через глаза их души их, и запечатлелось в них до срока. И хотя весьма смутились они, не бросили весел своих, и не сели на мель, и не разбились о камни.

    3. Западный берег с частоколом вековых дерев был от реки так высок, что казалось подпирал небо. И тьма лежала на нем, и тень от тьмы ложилась на воду и берег восточный. Он был в полутьме, ибо свет давно не посещал его, низкого берега одной реки. И было на нем поле, а за ним лес.

    4. Впереди по течению они соединялись в один, и единство их знаменовал холм-гора, чистый от стволов и высотою, как вместе они. Подножие его шириною, как оба они, было во тьме, а поверх нее, и слышимых песен и смеха от вершины его, лился мягкий свет к основанию его, к воде.

    5. Река же, как бы не имея продолжения своего, несла воды свои под подножие его и, исчезая в нем, становилась телом его. Он ей стоял. И слышно было журчание ручьев многих, что впадали в нее, и поднимался легкий туман от вод бурлящих к вершине тела ее и к небу.

    6. Вершина холма-горы того была залита кровью заката и небеса несли следы ее от него. И стоял на ней храм в сиянии своем. Крепко стоял, ибо, восходя от воды, что на земле, куполами уходил к воде, что на небе; и был он бел, как снег, как волна. И белизна его преломляла багряный свет заката в алый, а его в белый, и изливался он во все стороны поверх тьмы. В нем была жизнь.

    7. И вошел тот свет в сердца и души тех, что были в лодке, ибо были они открытыми. И дивились они диву тому зачарованно, с трепетом, и не смогли еще опознать тайны видения земного о земном — не было в них мудрости, а только разборчивая память и пытливый ум.    

      2. 1. От того года, который, как ни сочти — число человеческое, по прошествии трех по девяти лет, — тоже оно, — те же, отец и сын решили наведать то дивное место, где свет от храма был, ибо вспоминалось оно всё это время неизгладимо и манило к себе.

    2. Как только сели они на воду, охватило сына беспокойство, но он утаил его и лишь насел на весла. В первую ночь, на острове не сомкнул он глаз — все ловил рыбу, а тучи комаров, лютуя, одолевали разнеженное тело его. Он внял оное и поутру, при солнце отдал воде пойманную рыбу и зуд тела своего. Она приняла и то, и другое.

    3. Вторая ночь была беспощаднее первой. Сделал он куль из пленки и лег в него, дабы оградить тело от укусов, и уснул мертвецки на западном берегу реки — устал. И сейчас бы не проснулся, вдыхая выдыхания свои, но Некто растолкал его; отец его заснул под утро. И поднял он голову, отяжеленную удушьем, и прошла боль чрез все тело его, и подумав: что еще? что?, сказал вслух: плывем скорее, зовут меня.              

    4. И сели они на воду, и зевота его рвала рот его, отраву выводя. Так плыли они до заветного места, а достигнув его, вышли на островок. Но как только головы их коснулись песка его, — чешуя лежала на нем от рыбы большой, — вошел в них здоровый сон и был с ним до одиннадцати часов.

    5. Пришло время, открыл он глаза и стал, не поднимая головы, смотреть на то к чему стремилась душа его, и не увидел того, что было, а только то, что есть. И подосадовал в сердце о прошлом, и внимал настоящее, и не видел в нем дива; тайна ускользала от взора его. Был он здоров телом и немощен в думе, ибо мысль его разобщена была с сердцем его, но вид зримого был приятен.

    6. Видел он начало нового дня. Земля залита была светом, какой отражался от веселой воды и щурил глаза. Легкий ветер нес щебет птиц, журчание ручьев, шум листвы и запахи цветов травных; всего было весьма много. Земля полнилась жизнью. Не было в ней разгульных песен и праздного смеха, а только смиренная радость единства Закона и послушников Его, да такая, что и слез не жаль. То было счастье всех и каждого.

                                                      7. И видел он холм-гору земли и небо; и не было меж ними крови, и восседало оно на ней. И увидел еще храм в запустении, и красный кирпич, и птиц над кладбищем, забытым людьми, у стен его, и вязы такие великие, что были выше куполов его. Их корни несли чрез стволы и ветви силу земли к силе неба. Они тянулись к нему.

3. 1. Но, увидев последнее, печаль пришла, ибо не нашел он чего искал, а в нашедшем дива не видел. И воззвал он в сердце своем: зачем я здесь? И было к нему Слово; и внимал он Голос,  и слезы радости утирал, как дитя: не оставил, Отче.

    2. Как ты ищешь правды Моей без Меня, вне Меня, и сердце зачехлил, так и Я дал тебе правду Мою, но открою, ибо велико желание твое знать ее; и не омрачись, и не сетуй. То, что видел и видишь, и испытал на реке, и слышишь, и еще услышишь от Меня, запечатлей неизменно, и не изгладь, ибо Слово Моё, что хлеб, что вино для детей Моих: будут вкушать и насытятся, будут пить и возрадуются, как и до этих дней было.

   3. То, что видел ты в детстве твоем — это настоящее жизни твоей и народа Моего в роде сём, и земли, ибо вожделенна она к Царствию Моему, и утешится; и как подосадовал ты о том, так и выпьешь до дна. Полумрак и тьма — то вечер и ночь дня сего. Лодка твоя, что ковчег Мой: над рекой жизни он. Кого введу в него — искуплен. Ручьи те — это новое племя, а туман над водою — то души  восходят ко Мне. То — и другое.

    4. Берега те — два близнеца-брата: и врознь не могут, а вместе — драка. Зарево, что видел ты над холмом и горою, то злое невежество само в себе умирает, то огонь войны долгой — за солнцем пойдет. Песнь и смех, то «пир во время чумы». Холм-гора — итог прозрения, — одним, единым все станет. И храм тот, что видел ты, единый Мой храм, отныне и ты строить станешь. А свет Мой от храма Моего не сразу увидят и опомнятся; весьма удалились умы. То — и другое.

    5. Что видишь ныне — будущее и твое, и народа Моего, и земли Моей; и как ты не узрел в нем дива, а лишь приятное, так тебя утружу, что Мое станет твоим. Учись уча и терпи не сетуя, пока возьму от тебя жизнь Мою. 

    6. Путь твой, до того, как уснуть на месте сем — дальнейшая жизнь твоя: год за час. А ночи стоянок твоих — ее вехи. Сочти, чему и когда быть. 

 4. 1. И вспомнилось ему, что как-то закрыл глаза, и летел из далекого далека средь ночи полной, но в свете и на свет. И только осознал, что летит, усомнился, замешкался, и сложил крылья, и приземлился. И не мог поверить, что может лететь, когда захочет. Но расправил крылья и взмахнул ими, и оттолкнулся, и взлетел.

    2. И рад был полету тому: от трудов он в любви. И утвердился в способности своей, и вновь сел. И испытывал крылья свои, и собирался, и крепчал. А когда готов был вспарил в силе своей и улетел в далекое далеко на свет, и не пугала его кромешная мгла, — в свете был.

    3. Но не знал еще, что бы это значило, и не увидел связи полета с плаванием, и вновь спросил: как имя мое? И было к нему Слово: не будет у тебя имени и у тех, кто исполнит волю Мою отнимется. Довольно вам одного на всех — Илия, одно вы, его вместите. Более не будет так, что имена ваши пред Моим были; чтобы слово от вас, как бы и от Меня, с изъянами немощности вашей, предо Мной было, ибо Слово Мое ей больше изложенного вами. 

    4. Так будет: они и большим не насытятся, а вы и малым подавитесь; они будут прелюбодействовать, а на вас язвы; они будут возвышаться, а вы и глаз от земли не захотите поднять; они — радоваться, а вы — мрачнеть. Они станут терзать друг друга, а вы на сердце рубцы считать; они — убивать, а вы — истекать кровью. Они будут праздновать свои победы, а вы — оплакивать их поражения. Так будет.

    5. Иссушит тебя твоя любовь и не преступишь Закона Моего. По окончании дней твоих, дочь твоя, какая носит два имени твоих, погребет прах тела твоего под камень-плиту, — она уже знает где, — и не означит; и будет новое племя ступать на него, и землю Мою восхищать.

    6. Не хочу надгробий и крестов ваших, и памятников ваших не хочу, — нет памяти у вас. Знаменуя смерть, смерть утверждаете. Кланяясь костям, костьми становитесь. Не хочу усердия вашего, какое склепы предо Мною творит. Я Бог ваш и Жизнь ваша, ее утверждаю на земле Моей. И вы следуйте Мне и будет о вас память и в сем веке и во веки веков, ибо память жизнью стоит.

    7. Так сделаю: будете собирать Мое, что они растащили и под спудом таят, и былью укрыли. Будете расчищать завалы и дороги столбить, ибо идущие за вами, идут с утром нового дня.

  5. 1. Вспомнилось ему, что как-то закрыл глаза, и туман густой окутал его, да такой, что протяни руку, не видно ее. И стал туман от взора его отступать, и чем дольше смотрел, тем все яснее становилось. И простиралась от ног его до зримого места земля, и не было на ней жизни; иссохла она и трещинами покрылась весьма глубокими.

    2. И стали из тумана, над землей, один за другим проявляться силуэты храмов, какие видел он в миру, других меж них не было, и были они весьма большими, до небес, и довлели. И брели по земле понурые люди, но в храмы те не шли, ибо никто не знал уже куда идти, и были они неприкаянными.

    3. Увидел он их усталые и скорбные лица и балахоны одежд их темных, и капюшоны на головах их, и спросил: что они ищут? И слышал ответ: веру!    

    4. И вспомнилось ему другое видение. Видел он воинство на небе, облаченное в плащи и одежды белые, и стояло оно клином, плечо к плечу, и лицами на него. И взглянул он поверх того строя, от человека, что был в голове его, и увидел крытые головы их, и не видел конца его.

    5. И стал он всматриваться в лицо того человека, что был впереди, что возглавлял строй. Но стало оно подвижным и менялось постоянно. И узнал он в нем Моисея, хотя и  не видел никогда, и тех, кто был до него. И Христа Иисуса, и тех, кто был до него. И Мухаммада, и тех, кто был до него. Были и другие лица, — он знал их, но имен не вспомнил. Но чаще всего и в последний момент на него смотрели глаза Иисуса.

    6. И понял он, что нет среди них первых, а каждый на своем месте. И было средь них равенство равных, а превосходства не было. И то, что Иисус, являясь чаще других, на то имел право по трудам Его и мудрости Его, ибо с Него все начало быть, Им все стоит и стоять будет, и что, утверждая Истину, каждый дополнял каждого, ибо одна она на всех и Закон един.

    7. И спросил он: что есть два крыла строя сего? И слышал: те, что видишь в правом крыле, искали правды Моей и Закона Моего без веры в Меня, а нашли Меня, и правду Мою, и Закон Мой, и веру обрели. Те, что видишь в левом крыле, верили в Меня, но искали Меня без правды Моей и без Закона Моего, а нашли правду Мою и Закон Мой, и Меня обрели.  

  6. 1. Очнулся он от воспоминаний своих и еще спросил: как имя Твое? И было Слово: ты знаешь. Верну тебе, что утерял и уже не растратишь. И вспомнилось ему, что как-то видел себя держащим отсечённую голову Иоанна Крестителя в вытянутых руках. И вот, в другое мгновение, уже белый камень в них, известковый, из какого собирают колонны-столпы, а на нём вырезанные имена. И были они испорчены резцом, как бы вычеркнуты, кроме одного.

    2. И ещё вспомнил, что двенадцатью годами раньше был он с женою, что тяжела была дочерью его, на свадьбе, у сестры своей. И пришлось им на ночлег в соседский дом идти. А позднее, в комнату, где почили они, пришли девицы, что веселили народ хмельной, и тоже спать ложились. И не знали они, что среди них муж, и не было у них стыда. И он не знал ещё, чтобы это значило, а теперь только улыбнулся.

    3. И сказал вслух, да так, что слышно было окрест: да будет так! Встал его отец, какой спал рядом, говоря: кто с тобою? А он помыслил: истинно слово Господне, что у Иеремии было: в те дни уже не будут говорить: отцы ели кислый виноград, а у детей на зубах оскомина; и продолжил: дети ваши станут поводырями вашими, ибо будет в них Закон и пророки от рождения; и  вслух сказал: плывем уже. И гребли они неустанно, и вспоминал он те дни, в какие Отца познал.

    4. Но прежде вспомнил, как в детстве шел от одной освещённой улице к другой освещённой по темному переулку, полем. Ночь была. И вот слышит шаги,  кто-то к нему на встречу идет. И вышла из тьмы старуха в белом и книгу пред собою несет. И брал его ужас, а он не давался и на нее шел. А как поравнялись, стала та старуха белым конем со спутанными ногами и повернул тот конь к нему голову, и провожал, и грусть была в глазах его. И думал он тогда: что это было, явь или сон? А сейчас ответил: истина, ибо от Бога все истина.

    5. И вспомнил, как стал замечать, что кто-то настойчиво стучится в голову его, будто о чем-то говорит, а он не слышит. Бросил курить и бегал по утрам. И стал кто-то вкладывать в руки его книги, да только те, что достроили и замкнули круг мысли его. И понял он, что скоро грядут перемены великие.

    6. И вот, как-то бежал он январским утром и был расслаблен, и виделось ему, что от толчков ног его вертится земля, и оторвался от земли и пустился в бег по небесной тверди, по белой дороге; и видел он себя белым конем: и грудь, и копыта.

   7. И доскакал по пути тому до огромной открытой двери, и увидел Свет за ней дивный, какого нет на земле: в Нём была Жизнь и Он был Жизнью; и заполнял Он проем и лился к нему. И протянул руку, чтобы коснуться Его, и принял крещение от Света к крещению водою; и пронизал его Святой Дух, оставив след, от чела его до пят его, и потряс все члены его, и очистил, и наполнил плоть его благодатью безмерно.  

    8. И стало приходить слово за словом, и полнило голову его до боли и давило виски его и днем, и ночью. Но среди всех, слышал он громкое: ты дитя Закона. И не мог не писать, и писал.

  7. 1. Посмотри на себя со стороны, в себя загляни. Что в тебе твое, от тебя? Что сам сделал? Ты дитя Закона, Его воплощение, и потому свободен, но не от мысли своей. Мысль твоя — единственная твоя собственность.

   2. Мысль твоя — единственное, что есть у тебя от тебя. Мысль твоя, как первопричина свершения твоего бытия — единственное, что может объединить тебя с Законом, в тебе воплощенном. Мысль твоя — источник и удел жизни твоей. Научиться владеть ею — вот смысл жизни на земле, ибо, чем дальше ты от осознания Закона, тем губительнее твои мысли. Хуже слова — их могут услышать многие.

    3. Что формирует твою мысль? Место и совокупность полученной информации от рождения до рождения от трех источников. Первый — от непостижимости, невежества и несовершенства человека. Он сеет пороки и кризисы. Он колыбель жертвенности. Два других от интеллекта, от анализирующей и опосредованной мысли, отражающей Закон. Они колыбель жизни. Их дитя истина. Они — стороны одного действия, два проявления Закона. Оба несовершенны, как и человек, посредник-проводник. Это Его боль, и как следствие, наша история. Несовершенство человека — вот камень преткновения. 

    4. Вечность Жизни — прерогатива Закона. Это Он Сам. Закон это Слово. Слово это Мысль. Мысль это Бог — Творец. Закон, есть Бог. Закон всему голова. К осмыслению чего бы ты, дитя Закона, не приступил, всегда тебя встретит Закон. Он вне тебя и в тебе самом. Открывая законы, мы познаём Бога. Закон вездесущ и неотвратим, что тоже Закон.

    5. Закон создал землю и условия жизни и совершенствования человека — источника разума и созидания — подобия Своего. Закон положил в основу жизни его, жизни многих и многих в миллиардах лет. Человечество на рубеже создания – время его юности завершается.

    6. Что проку смотреть во Вселенскую бездну в ожидании наказания или прощения? Посмотри в себя, человек. Они в тебе! Они в нас, вынянчивших, кто самоуничтожение, кто воскресение. Все, что имеем — дано нам: Законом нажито — нами прожито. Что сможем восполнить? Что детям оставим – самим себе. Одним днем живем. Видел ли кто насытившихся, слышал ли: довольно?

    7. Эволюция жизни и человеческой общности продолжается. Закон эволюции — Закон движения. Кто сказал: стоп? Кто сказал: бытие определяет сознание?, если Закон иной. Он будет вынужден кардинально изменить сознание человека, его образ мышления, логику и цели жизни на социогенетическом уровне, обеспечив тем его дальнейшее развитие и совершенствование. Только тогда, в условиях полной и исключительной необратимости, человечеству будут доступны другие, в том числе и забытые Его законы. 

    8. Будущее — следствие, результирующая действия всех Его законов, масштабность и сила каждого из которых, зависит от создания предпосылок для проявления их в настоящем, в том числе, человечеством. Каким и как ему быть, во многом зависит от нас.

    8. 1. Так плыли они до Никольского и встали с воды на дорогу, что к дому вела; и нес он согбенно ношу свою и не уставал, а только переводил дух и дальше нес. А как вышли они у холмов насыпных к месту рождения своего, открылось им видение; и не было в нем уже тайны.
     2. Над землей отцов его и дорогой его в две дуги, одна над другой, стояли радуги. И были дуги их одна ярче другой, и играли цветом своим. А за радугами высились тучи грозовые и грозные; и черноту их освещало солнце в закате, что было за спиной его. И шел он от солнца под радугу завета к ночи и стихии, и к солнцу утра нового дня.

     3. И вошла в него радость, и сказал в сердце своем: внемлите и разумейте, люди от матери всех живущих, ибо еще не наступил час самой черной ночи, но да близится свет и утро, и воссияние Его звезды на небе Его, и день новый.

     4. Расчехлите сердца ваши, ищите правды и мудрости Его, чтоб не сконфузиться в дни великих испытаний, и скорби, и сечи на земле обетованной Его, которая изнывает и ждет прихода Царствия и воли Его, ибо Он вразумляет, а мы не слышим; Он истекает, а мы все не напьемся; едим и не насытимся.

     5. Илии земли, что произросли от семени и семян Его, что пали от Него на ее добрую ниву, — да, вас уже тысячи, — предвестники явления Сына на облаках, рвите путы ног ваших, разгребайте завалы невежества, рассеивайте туман, что от церквей-стариц кроет землю и народ сей, чтобы Идущему за терпением вашим было кому оставить свет утра Его, иного дня вашего — детей Его.

     6. Да прибудут с вами Закон и пророки, кротость и смирение, ибо за Словом Его — любовь Его, а за игом Его — день седьмой. И тяжела ноша, да в братстве, что ни камень — пух белый. Несите оное в основу стен храма Его и столпа в нем, и он уже не выйдет вон. Да и невеста-матушка ждет: намаялась вне жениха её и крова нет. Уж как светел облик ее и венец-кокошник ее, и убранства одежды ее, и окрест ее свет-светлота та еще. 

   7. Не щадите живота своего и душу свою презрите, ибо, что она во мгле — странница, а в свете, как не воспрянуть. Утрите слезы свои по единокровию своему, ибо дан меч и должно быть сечи; и как тогда после сорока новь от избранных оставил, так и теперь — избранную новь сохранит. Крепок Закон и Слово неотвратимо Его, ибо Он Жизнь.

  Бурыкин Андрей.

Метки: , , , ,

3 Комментариев to “Видения.”

  1. радий:

    Надеюсь, остальные записи окажутся такими же интересными

  2. Дюма:

    Достаточно интересная и познавательная тема

  3. фокс:

    Хорошо пишете. Надеюсь, когда-нибудь увижу нечто подобное и на своем блоге…

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: