Появилась как-то мечта и желание построить на въезде в родной посёлок храм, чтобы он встречным был и людям, и Сыну Человеческому по явлению знамения Его. Место подходящее: над посёлком возвышается и практически со всех сторон виден будет, и энергетика, что называется — на высоте, и в основании – месторождение камня известняка. Только вот вспомнились слова Иисуса Христа и подумалось: какие ж мы ещё не совершенные, как же ещё далеки от Его пророческого видения.

А вспомнился мне разговор Христа с самарянкой, когда на её реплику: «Господи! вижу, что Ты пророк; отцы наши поклонялись на этой горе, а вы говорите, что место, где должно поклоняться, находится в Иерусалиме», Он ответил: «Поверь Мне, что наступает время, когда и не на горе сей, и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу. Но настанет время и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе. Бог есть Дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине».

И так получается, что всякий верующий, считающий себя истинным поклонником Бога, то есть сделавший шаг вперёд, относительно других неистинных, должен, а значит уже, как он считает, поклоняется Ему в духе и истине. Что характерно, Отец Небесный, по словам Христа, ищет Себе таких поклонников. Ищет, значит не так всё очевидно. Что нас искать? – спрашивают, сделавшие шаг вперёд, многочисленные истинные, — вот же мы, перед неистинными! Но разве положение в строю определяет истинность? А что тогда?

Требования к истинным поклонникам, на первый взгляд, не сложные: поклоняться в духе и истине. Это во-первых, в противоположность физическому поклонению, буквальному сгибанию спины с опусканием на колени перед истуканами, рукотворными богами, которым преклонялись язычники, — поклонение духовное, в духе, а значит и в истине, потому что «Бог есть Дух» и никаких физических поклонов не требуется, поскольку они абсурдны. Бог сотворил нас подобными образу Своему, образу Божию, духовными, поэтому и поклонение Богу должно быть в духе, духовным.

На самом деле, нет никакой сложности для человека не поклонятся Богу физически. Не должно быть и ничего, что мешало бы ему делать это духовно, поскольку для этого требуется полное погружение в себя, в свою духовную сущность, и это, во-вторых.

Однако, такие сложности есть. Вспомним первые заповеди декалога: «Я Господь, Бог твой, … да не будет у тебя других богов пред лицом Моим. Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, что на земле внизу, и что в воде ниже земли. Не поклоняйся им и не служи им; ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель…» Но мы всё ещё не отказываем себе в удовольствии создавать себе богов и кумиров, и делаем их изображения и поклоняемся им физически, будь то изваяния или живопись. То есть пред Духовным лицом Бога, а это чаще всего происходит в храмах, носящих, почему-то их имена, язычествуем: преклоняемся им, целуем их изображения, молимся им, несём им дары, читаем и распространяем о них или их книги, и ещё много чего разного суетного, не имеющего никакого отношения к поклонению здесь в духе и истине Богу. А Он ищет Себе таковых.

А как должно быть? Если приходите в храм к Богу, а не по другим причинам, то не отвлекаясь на суетное, окажите Ему особое почтение — оставайтесь с Ним до конца духовного расположения к поклонению Ему в духе и истине. Ничему не позволяйте быть пред Его лицом. Всё остальное отложите на потом, подождёт, ибо Бог ревнитель «и творящий милость до тысячи родов любящим Его и соблюдающим заповеди Его».

Почему так? Не лишним будет, если вспомним, что сказал ещё подростком Иисус родителям, когда они забыли Его в Иерусалимском храме: «Зачем было вам искать Меня? Или вы не знали, что Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему?». Уже тогда Ему было ясно, что если храм строят для поклонения Богу, то он Ему и принадлежит. Или храмы строят для других целей? Или вот:  «Итак», — говорил Христос, — «клянущийся жертвенником клянётся им и всем, что на нём; и клянущийся храмом клянется им и Живущим в нём», то есть Богом. Или ещё пример: «И вошел Иисус в храм Божий и выгнал всех продающих и покупающих в храме, и опрокинул столы меновщиков и скамьи продающих голубей, и говорил им: написано: «дом Мой домом молитвы наречется». Причём, в духе и истине, добавим мы, ссылаясь на рекомендации Христа.

Конечно, поклоняться Богу в духе и истине можно везде, когда человек чувствует в этом необходимость и испытывает насущное желание и потребность, где его никто не потревожит и не отвлечёт. Вот и Христос советует в этом случае быть скромными и сохранять таинство общения с Отцом: «И, когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц, останавливаясь, молиться, чтобы показаться перед людьми. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою. Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно».

Читая Евангелие, мы неоднократно становимся свидетелями именно  такого поклонения Отцу, именно такой молитвы Христа: уединённой, глубокой и вдохновенной, когда пот капал с Его лица. И здесь, после слов о поте, мы должны вспомнить о главном, третьем по счёту условии поклонения в духе и истине, о наипервейшей заповеди: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостью твоею». Пока мы считаем себя верящими в Бога, — мы Его не возлюбим. Толи есть, толи нет, за кампанию, хуже не будет, пригодится — не прокатит. Надо так уверовать в Бога и Отца, чтобы в результате это стало знанием, непоколебимым убеждением, каждодневной насущной реальностью. «Бог есть Дух», это констатация факта Его бытия, а не предположение. Возлюбив же Его истинного всем нашим сердцем, и душою, и разумением мы как бы, не физически конечно, поселим Бога в себе, станем для Духа Его храмом: принадлежащим Ему, Живущим в нём, Его домом молитвы.

Повторюсь, надо понимать, что храмом для Бога и Отца в первую очередь является сам человек, что душа человеческая есть Его вместилище, Его храм, и что при искреннем поклонении в духе и истине Отец непременно присутствует в нас, с нами. Подобное тяготеет к подобному. Поэтому Бог живёт в домах молитвы, в том числе в рукотворных храмах, лишь тогда и для тех, когда и кто способен сотворить такое поклонение, кто сотворил, воздвиг храм прежде всего в себе самом.

Так каково же место храму, где ему быть до времени, когда необходимость в помещениях отпадёт вовсе, потому что вся земля по вере человеческой в Бога и Отца станет храмом Его и молитва Христова о пришествии Царствия и воли Его на землю и из веры воплотиться в реальность? Где угодно. Главное не в этом, а в том, чтобы храмы действительно были вместилищем Бога по вере и поклонению нашему в духе и истине, потому как, только в этом случае они станут центрами жизни, общения, просвещения, радости, истины и света.